00:54 

Вынужденное

egika
Только с виду я колючий
Уходишь – уходи, тащи с собой все свои угрызения, сострадание и печаль, ужас, что скоро этот человек тебя забудет (а он забудет, прикинь-ка) и тому подобное эмоциональное барахлишко.

Лучшее, что ты можешь сделать для покинутого\ой – ясно сформулировать свою позицию (благодарю за все, но к обеду не жди и ваще забудь), исчезнуть, не маячить и дать ему пережить горе – как можно быстрее и интенсивнее.

Сначала он\а будет испытывать шок, гнев, острую боль, надежду, сменяющуюся отчаянием, потом печаль и бессилие, вслед за чем вернется к жизни – очень похоже на траур.

А когда в траурные размышления\возлияния постоянно врываются полные сочувствия звонки и смс от покойника – это, согласитесь, как-то отвлекает. Создается впечатление, что покойнику хочется по-прежнему участвовать в твоей жизни. А на кой тогда помер, спрашивается?

Если покойник еще и жив – вреда он наносит куда больше.

Живому хочется быть по-прежнему значимым, а виноватым быть совсем не хочется, и необходимо срочно что-то сделать в рамках очистки совести, поддержать горемыку, страдающего без него, единственного; а так же – втайне от себя - подстраховаться на тот случай, если не понравится на свободе.

За унизительное (да партнер не младенец, выживет он без вас, как это ни печально), псевдодружеское (помилуйте, ну какая дружба?), фальшивое участие – «я беспокоюсь, волнуюсь, ну как ты там без меня, болезный?» – я бы кормила этими вот очистками совести насильно.

Покинутый и болезный не должен утешать решительного и такого чуткого, такого великодушного, такого милосердного… который мало того, что склонен ковырять запекшуюся рану, так еще и требует, чтобы ему подули на совесть и на чувство вины. Прикольно, нет?

- Да нет, я искренне хочу помочь! – Да ты уже помог ему, освободив место для человека, который полюбит твоего партнера так, как ты не сумел. А теперь дай ему выплакаться, зализать раны и вернуться к жизни, вот так я думаю. Уходи. (с)

URL
   

Ежикина норка

главная