egika
Только с виду я колючий

Роберт Рождественский

Будь, пожалуйста, послабее.
Будь, пожалуйста.
И тогда подарю тебе я
чудо запросто.
И тогда я вымахну - вырасту,
стану особенным.
Из горящего дома вынесу
тебя, сонную.
Я решусь на все неизвестное,
на все безрассудное -
в море брошусь, густое, зловещее,
и спасу тебя!..
Это будет сердцем велено мне,
сердцем велено...
Но ведь ты же сильнее меня,
сильней и уверенней!
Ты сама готова спасти других
от уныния тяжкого,
ты сама не боишься ни свиста пурги,
ни огня хрустящего.
Не заблудишься, не утонешь,
зла не накопишь
Не заплачешь и не застонешь,
если захочешь.
Станешь плавной и станешь ветреной,
если захочешь...
Мне с тобою - такой уверенной -
трудно очень.
Хоть нарочно, хоть на мгновенье -
я прошу, робея,-
помоги мне в себя поверить,
стань слабее.

1962

Сначала увлекаемся сильной женщиной, а потом понимаем, что ей нужно соответствовать. А чтобы соответствовать - это ж напрягаться надо. А в лом. Проще попросить ее стать слабой.
То, что это будет уже не та женщина, которой увлеклись, в расчет не берется.
На выходе ровно два варианта: или она таки стала слабой, и "нет, милая, это не то, на что я повелся, до свидания", или она ей таки не стала, и "нет, милая, я не готов напрягаться, до свидания".
Зачем тогда увлекаться носителем силы? Сиди в норке, люби пушистых зайчиков, и чувствуй себя властителем мира.
А то сначала влюбляемся в демиургов, а потом пытаемся их менять. "Она сильная, она гнет и ломает реальность, но со мной она будет мягкой кошечкой". Не будет. Не потому, что не хочет - просто не бывает полу-демиургов.
Обратить силу на благо любимому - да. Отказаться от силы ради любимого... теоретически - да. Практически... а зачем вам призрак, тень, жалкое подобие?
Резюме: не любите демиургов, если не готовы стоять с ними рядом, но если уж встали, не пытайтесь делать из них карманных левреток.