egika
Только с виду я колючий
Мне сейчас кажется, что одна из самых важных (и тяжёлых) вещей - это способность быть с человеком, когда ему плохо. Похоже, это какое-то чудовищно редкое свойство - умение просто быть, не убегая, не впадая в страх, не впадая в действия. Большинство людей не способны вынести вид чужого несчастья - точнее, способны, но ровно настолько, насколько сами несчастны. Вот эта способность выдерживать собственную боль даёт силы и мужество быть рядом с чужой болью - больше эти силы просто неоткуда взять.

Самое трудное в несчастье, которое приключается с человеком - это даже не само несчастье. Самое трудное в несчастье - это одиночество. Такое одиночество, когда стоишь перед лицом этого несчастья, и смотришь ему в глаза, а некого взять за руку - никого нет рядом, никого, кто мог бы просто быть рядом, пока смотришь в глаза своего несчастья. Тогда само несчастье становится другом - потому что только оно рядом: есть, было и будет.

Это одиночество не становится меньше от того, что кто-то хочет помочь: те, кто хотят помочь, заняты несчастьем - но никого нет рядом с человеком.

Тогда как человеку, с которым случилось несчастье, не нужно, чтобы кто-то немедленно сделал что-то с несчастьем - ему просто нужно, чтобы он мог держать кого-то за руку, пока он смотрит своему несчастью в глаза. Иначе слишком тяжело. (c) [info]la-scandinavia